Господне Причастие в богословии Мартина Хемница (Бьярн Уоллан Тайген)

Господне Причастие в богословии Мартина Хемница Название книги говорит само за себя. В своем предисловии к этой книге автор пишет:
"Сдавая в печать свое исследование учения о Святом Причастии в понимании Мартина Хемница, я глубоко осознавал, что окунулся в работы богослова, исполненного такой любви к Евангелию оправдания по вере, без дел Закона, что его можно было бы с полным основанием назвать «вторым Мартином» лютеранской реформации. Он был истинным учеником Мартина Лютера. Любому читателю его трудов становится очевидно, что, кроме смиренного послушания Слову Божию, Господь наделил Хемница блестящим умом. Помимо его способности объективно излагать Святое Писание, ему была присуща такая же объективность в отношении трудов других богословов, как союзников, так и оппонентов. Нечасто можно встретить богослова, столь непримиримого по отношению к римско-католической доктрине, который, тем не менее, мог спокойно рассуждать на такую взрывоопасную тему как поклонение Святому Причастию, спокойным тоном произнося свой вердикт: «Здесь целый ряд вопросов не являются спорными. Это я охотно признаю» (Ex 2). Как толкователь Слова Божия, богослов-систематик и полемист, Мартин Хемниц мог бы служить примером для следующих поколений. Накануне 400-летней годовщины его смерти, мне хотелось бы, чтобы эта монография вдохновила читателей на дальнейшее знакомство с его богословием."

На этой странице нашего портала мы представляем несколько небольших фрагментов из разных глав этой книги для ознакомления с содержанием, ракурсом и стилем повествования. Однако полная версия произведения также доступна на нашем сайте в виде рукописи в формате PDF. Подробнее об этом - внизу страницы.

Из ПЕРВОЙ ГЛАВЫ:

1. Современное лютеранское богословие уделяет большое внимание лютеровскому учению о Святом Причастии. Как известно, существуют самые разные трактовки того, как Лютер понимал это учение, и это порождает различные мнения относительно сущности данной лютеранской доктрины [1]. За вопросом о позиции Лютера относительно Таинства Алтаря следует вопрос о том, что в действительности представляет собой доктрина, изложенная в «Книге согласия». В конечном счете, все сводится к сущности доктрины, представленной в Артикуле VII Формулы согласия. Возникает вопрос о том, существует ли внутренняя последовательность в исповедании этого учения, начиная с катехизисов Лютера и продолжая Аугсбургским вероисповеданием, Апологией, Шмалькальденскими артикулами и Формулой согласия, как в ее Конспективном, так и в Детальном изложениях. Для лютеранина, исповедующего, что norma normans всякой доктрины — Святое Писание, и что Вероисповедания — суть norma normata , насущный вопрос состоит в том, что он обнаружит после тщательного сравнения оригинала с его производным, и на каком основании должна ставиться его подпись под Книгой согласия, quia или quatenus ?

2. Возможно, лютеране не слишком ломали голову над этой проблемой, в сравнении с тем, как им пришлось сражаться за верность лютеранским вероисповеданиям и за современное состояние христианского учения о Святом Причастии. Несложно заметить, что в современной литературе и в порядке лютеранского богослужения понимание и применение этого учения весьма разнится.

3. Формула согласия, прежде чем появиться в окончательном виде, имела несколько предварительных версий. Более того, как свидетельствует любой стандартный комментарий, в ее написании участвовало несколько авторов. Их объединяет одно: каждый говорит о своем желании отразить лютеровскую доктрину наиболее полно, в особенности — что касается данного Таинства, ибо они разделяли убеждение, что Лютер учил истинной доктрине, полученной Церковью от Бога, и призывал следовать ей неукоснительно даже до конца времен.

4. Еще один факт, с которым согласны все — то, что главным автором Формулы был Мартин Хемниц (1522—1586). Ю.Ф. Клуг согласен с общим богословским единомыслием, что Саксонско-Швабское вероисповедание является главной предтечей Формулы, свидетельствуя, что «большая часть документа была написана Хемницем» [2].

5. В свете этого факта было бы полезно изучить более глубоко произведения Хемница, чтобы уточнить детали его понимания Вечери. Поскольку на настоящий момент не существует такого исследования, доступного англоязычному читателю, цель данной монографии состоит в том, чтобы дать толчок систематическому обзору творчества великого богослова, в надежде, что и другие со временем присоединятся к этому процессу. Каждый лютеранин признателен почетному ректору Д.А.О. Пройсу, профессору Крамеру и пастору Лютеру Пеллоту за то, что благодаря их усилиям несколько сот страниц из трудов Хемница сегодня доступны англоговорящим верующим (см. библиографию, приведенную выше).

6. Однако Хемниц также сотрудничал и с другими богословами в пролитии света на ту жестокую борьбу, в ходе которой, по смерти Лютера, Церковь пыталась сохранить лютеранское учение о Таинстве Алтаря и удержать лютеранскую церковь 1570 г. от слияния с реформатами или сакраментариями в этом вопросе. Определить роль Хемница в этих совместных проектах довольно сложно. Точно можно сказать лишь то, что роль эта была одной из ведущих. В этих работах можно увидеть достаточно сходства с тем, что Хемниц писал в своих собственных произведениях.

7. Невозможно полностью понять и оценить всю широту и глубину проникновения Хемница в учение о Святом Причастии, прочтя лишь его Loci. Причина в том, что этот его труд не заключает в себе детального анализа, присутствующего в его «Господнем Причастии» и «Examination II». Действительно, сам Хемниц говорит во введении к этому Locus о том, что не станет излагать все учение о Причастии, ибо по этому вопросу доступны другие толкования, включая спор с римскими католиками (LT 165). Здесь он, судя по всему, указывает на свой фундаментальный труд 1570 «Господне Причастие», а также на «Examination of Trent» (1565—1573). После кратких тезисов, отражающих содержание Loci, он посвящает большую часть своей презентации обширному письму, адресованному им Тимофею Киршнеру (1532—1587), где он опровергает последние доводы Безы в защиту позиции сакраментариев (LT 168-198). Письмо по большей части касается христологии, разоблачая возражения реформатов против лютеранского учения о том, что в Личности Христа Божественные качества полностью переходят на Его Человеческую природу. Поскольку в борьбе с лютеранским учением Беза, вероятнее всего, избрал Деян. 3:21 своим главным козырем, Хемниц детально проанализировал этот фрагмент.

8. В «Господнем Причастии» (Fundamenta и т.д.) Хемниц предпринял тщательный анализ слов Установления и аргументов противников, в основном сакраментариев, высказанных против буквального их понимания. В посвятительном послании герцогу Брауншвейгскому и Люнебургскому он отмечает, что данный труд — доработанная версия книги, изданной им восемью годами раньше (Repetitio Sanae Doctrinae и т.д.). В 1561 г. он «собрал воедино главные спорные вопросы данной полемики и объяснил их простым естественным образом, мирно и безо всякой язвительности, — исходя из подлинных, понятных и несомненных принципов Священного Писания» (ГП 19). Поскольку та работа получила широкое признание, Хемниц надеялся, что и новое расширенное издание послужит принятию «собственного, простого и естественного смысла» слов установления. Он не хотел привносить что-то новое, но лишь «стремился сохранить простое старинное учение о Господнем Причастии, повторяя из писаний доктора Мартина Лютера» (ГП 20). Внимательное прочтение страниц этого труда показывает, что Хемниц — объективный и уравновешенный богослов, а также выдающийся аналитик.

9. «Examination of the Council of Trent, Part II» посвящается практически полностью отличию учений о Таинствах Римско-католической и Лютеранской церквей. Здесь Хемниц вообще опускает вопрос об истинном присутствии Тела и Крови Христовых в хлебе и вине, которое ему приходилось отстаивать в диалоге с сакраментариями. По ходу дела Хемниц несколько раз направляет читателя за дальнейшими разъяснениями к своему «Господню Причастию». Он отмечает, что не нашел никаких оснований оставить «простое, истинное, однозначное и подлинное значение слов: ‘Сие есть Тело Мое’». Он показывает это еще более «полно… в специальной книжке» (Ex 2, 223). Он убежден в том, что «предлагаемое нам в Святом Причастии и касающееся наших уст Сын Божий называет: ‘Сие есть Тело Мое, сия есть Кровь Моя’». Он не рассуждает на эту тему с папистами, поскольку, по его собственным словам: «В небольшой брошюре я привел все основания для такого убеждения, посему я не буду распространяться о сем далее» (Ex 2, 327).

10. Значительным в анализе Хемницем Таинства Евхаристии, данном в его «Examination», является то, что автор провел четкую грань между римско-католической и лютеранской доктриной. Он счел необходимым в ходе обсуждения касаться «всех аспектов дискуссии (то есть реального присутствия)». Он оказался «един во мнении с теми церквами, которые в этом вопросе расходятся с сакраментариями» (Ex 2, 223). Вместе с тем, он посвятил около двадцати страниц разоблачению учения о пресуществлении . Он согласен с римскими католиками в том, что хлеб и вино становятся элементами Таинства определенно в результате освящения (Ex 2, 225), но критикует их за то, что они «привносят человеческие традиции в Слово Божие», такие как Канон мессы (Ex 2, 230). Рассуждая о «поклонении и благоговении, надлежащих этому Святому Таинству», он охотно соглашается, что «Здесь целый ряд вопросов не являются спорными. Это я охотно признаю» (Ex 2, 277). Но вместе с тем, есть ряд моментов, с которыми он вынужден не согласиться (Ex 2, 279). Рассуждения Хемница, основанные на здравом смысле — прекрасное средство как против излишеств «высокодуховной» литургики, так и против антилитургических крайностей.


Из ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ:

64. Анализируя римско-католическое учение о Господнем Причастии, Хемниц одновременно затрагивал вопросы об истинном присутствии и освящении, о чем свидетельствует название главы: «Об истинном присутствии Господа Иисуса Христа в Таинстве Евхаристии и об освящении» (Ex 2, 221). Это отчасти объясняется тем, что паписты и лютеране в данном вопросе имеют много общего. Те и другие верят в истинное присутствие, и что оно осуществляется в результате освящения. Однако и в этих двух положениях имеют место значительные расхождения, что Хемниц показал на следующих 115 страницах «Examination». Вместе с тем он признавал существенные различия между сакраментариями и истинными лютеранами, упомянутые на Тридентском соборе, заседание 13 (октябрь 11, 1551), глава I. Здесь Тридентские Отцы называют «недопустимым бесчестием», когда слова Христа превращают в «искусственные фигуры речи, которыми отрицается реальность Тела и Крови» (Ex 2, 221). В этой главе также отмечено, «что наш Искупитель установил чудесное Таинство на Своей последней Вечере, когда, после благословения хлеба и вина, он засвидетельствовал ясными словами, что дает нам Свои Тело и Кровь» (Ex 2, 221).

65. В ответ Хемниц мог только сказать: «Что касается меня, то я не могу с ними (сакраментариями) согласиться. Я просто и открыто исповедую свое согласие с теми церквами, которые признают и проповедуют истинное и существенное присутствие Тела и Крови в Причастии, соответственно словам установления в их простом, истинном и подлинном значении. После тщательного изучения позиций обеих сторон, я отдаю свой голос за вышеизложенное понимание» (Ex 2, 222).

66. Однако сакраментарии, отвергнув римско-католические отклонения в учении об освящении, совершили другую ошибку, лишив Verba их действенности, изменив их смысл, и проигнорировав тот факт, что «сие творите» является частью установления, данного Христом Церкви. В этой связи Хемниц отметил: «Некоторые, отвергнув папистское освящение даров, дошли до того, что измыслили Господне Причастие вовсе без слов установления» (Ex 2, 225). Хемниц высказался о такой позиции весьма лаконично: «Это явное заблуждение» (Ex 2, 225). При помощи Писания и трудов Отцов Церкви он обобщил истинное церковное учение об освящении. Более подробно это будет изложено в следующей главе, поскольку в связи с сакраменталистической ересью, широко распространившейся даже среди церквей Аугсбургского вероисповедания, Хемниц вынужден был уделить довольно много внимания вопросу об истинном присутствии согласно установлению Христову. Это было сделано им в книге «Господне Причастие», посвященной в основном критике сакраментариев. Что касается римских католиков и данной проблемы, он счел достаточным сделать лишь общие указания (Ex 2, 223; 327).

67. Если бы в Церкви не существовало разногласий относительно истинного присутствия, Хемниц бы вполне удовлетворился лютеровским определением Причастия, изложенным в Кратком катехизисе. В своем «Enchiridion», написанном как пособие для периодического экзаменования пасторов, проводимого суперинтендентами Брауншвейга [6], он начал тему Таинства именно с этого определения: «Что такое Таинство Святого Причастия? Это содержащиеся в хлебе и вине истинные Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа, которые мы, христиане, должны есть и пить, по установлению Самого Христа». Однако после утверждения о том, что существенными составляющими Таинства являются «Слово и элементы», он из сугубо практических соображений добавляет: «Это нуждается в дополнительном пояснении» (MWS, 120).

68. Сердцевиной дискуссии о Вечере является вопрос: «Чтo именно присутствует, распределяется и вкушается всеми причастниками?» (ГП 38). И, разумеется, существует еще один аспект, который также нуждается во внимании: «С какою целью, и для чeгo именно распределяет Xpиcтoc это cpeди пpичaстников, и в чeм именно заключается cпacитeльный cмыcл или дyxoвнaя пoльзa тoгo, чтo мы oт Него пoлyчaeм?» (ГП 38-39).

69. При этом «уместные» доводы следует отделить от «неуместных». «К данному предмету также никак не относится ни локальное включение в причастный хлеб Xристова Тела, ни капернаумское жевание, глотание, объедение и опивание сим Телом и Кровью, — ни полное материальное смешение в нашем желудке всех субстанций, происходящее в случае всякой другой мaтepиaльнoй пищи. Все указанные представления мы решительно осуждаем и отвергаем. И это также не дискуссия о духовном пребывании в нас Xриста посредством нaшей веры, Eго Cлова и Духа. Ибо мы и веруем, и учим именно так, как это описано в стихах Иоан. 14:23, Рим. 8:9-11, Eф. 3:16-19 и дaлee» (ГП 38).


Господне Причастие в богословии Мартина Хемница Полный текст этой книги доступен в виде рукописи в формате PDF для чтения на нашем сайте. Открыть или скачать текст вы можете, нажав на изображение книги слева, или перейдя по этой ссылке.

Вернуться в каталог неизданных произведений

Вернуться в каталог электронных изданий в формате PDF


© since 1992 | Лютеранское наследие
Сегодня

Лютеранское наследие

Господне Причастие в богословии Мартина Хемница