Пасторское богословие. (Норберт Мюллер и Георг Крауз)

Пасторское служение - это искусство приложения живого Слова Божия к человеческому сердцу во всем многообразии жизненных ситуаций и условий. Оно должно быть библейским и личностным. Оно должно быть своего рода "мостом" над пропастью между миром библейским и миром современным, и, как всякий мост, оно должно прочно основываться на обоих берегах.

Предлагаемая книга является одним из популярных учебников по практическому пасторскому богословию, преподаваемому в лютеранских семинариях и колледжах. Круг рассматриваемых вопросов, несмотря на сравнительно небольшой объем книги, чрезвычайно широк: от общих аспектов, и до частных, конкретных рекомендаций и наставлений, специфических для современного мира.

Адресовано это издание прежде всего пасторам, богословам и учащимся христианских колледжей и семинарий. Однако, оно может быть интересным и полезным также и широкому кругу читателей, интересующихся проблемами пасторского служения, занимающихся самообразованием и расширением кругозора в вопросах богословия. (Фонд "Лютеранское наследие", 1999 г. 320 с., твердый переплет).


Вернуться в каталог


На этой страничке мы предлагаем небольшой ознакомительный фрагмент данного проищведения.

Общие аспекты пасторского служения


Какое это испытание — исполнять волю Божию, публично предлагая средства благодати! Сколь трепетно и волнительно иметь дело с таинственною силою Божией, действующею в воде, хлебе и вине, в земных сосудах! Не удивительно, что некоторые называют пасторскую работу высшим служением!

Честный кандидат в пасторы знает, что на пьедестал должно быть вознесено его служение, а не он сам. Еще до вступления в должность он чувствует свою личную слабость. Он пугается как великих возможностей, так и огромных требований, приносимых ему служением. Он одновременно подавлен и ободрен масштабами пасторского служения, включающего в себя:

  • обеспечение керигматического[1] и эсхатологического[2] служения;
  • удовлетворение текущих нужд современных общин;
  • согласование с современными представлениями дарованного человеку откровения Божия;
  • осуществление благотворного и целительного пасторского служения;
  • знание об источнике получения долговременных и текущих теоретических и практических ресурсов;
  • искусное внедрение богословской и сокровенной мудрости в жизнь людей, стремящихся помнить, что, даже живя в миру, все же они не от мира сего.

Определенно можно сказать, что если и внесено что-то новое в каноны пасторского богословия, то эти изменения весьма незначительны. Пасторы всегда призывались для преподания — как публично, так и в индивидуальном порядке — средств благодати, а также для наблюдения за нуждами и обстоятельствами жизни чад Божиих, вверенных их попечению.

Изменилось, пожалуй, лишь то, что некоторые аспекты приобрели бульшую актуальность. Очевидно, мир оказывает все большее влияние на Церковь и на ее членов. Мирские ценности, приоритеты и стандарты успеха или значимости все больше и больше принимаются Церковью. Люди — как принадлежащие, так и не принадлежащие Церкви — все больше отвергают ее, — будто Церковь никак не демонстрирует миру своего отношения к сложным морально-этическим проблемам, с которыми сталкивается общество, и уж тем более — к основополагающим вопросам жизни и смерти, греха, вины и прощения. Похоже, мир доминирует в этой области и все более навязывает свои условия.

Принятию мирским законом права на аборт, на гомосексуальные отношения, на злостную полигамию и подобные традиции, касающиеся этики и морали, способствовало не только сочувствие, но и открытое содействие со стороны некоторых церковных общин. И люди стремятся найти в этом двойном стандарте объяснение и оправдание своему поведению, которое, как они понимают, совершенно не соответствует ясному Слову Божию и воле Его.

В современную Церковь проникли также изменения, касающиеся понимания роли женщины, со всеми вытекающими отсюда последствиями, затронувшими семейный быт, воспитание детей, а также обязанности мужей и жен.

Растущее безразличие к проблемам морали и этики порождает страшную путаницу, — особенно в вопросах, касающихся жизни и половых отношений людей. При рассмотрении весьма многочисленных вопросов о зарождении жизни, верующие сталкиваются с такими проблемами, как аборты и осложнения, а также злоупотребление новейшими техническими достижениями — например такими, как амниопункция[3]. Среди вопросов, связанных с окончанием жизни, верующие столкнулись с такой проблемой, как допустимость эйтаназии[4]. Публично обсуждались такие весьма непростые вопросы, как право на жизнь и право на смерть.

Что касается проблем половой жизни, то современные технические возможности воспроизведения потомства просто поражают воображение. Пастор и его прихожане сталкиваются с такими явлениями, как искусственное осеменение [в теле матери], оплодотворение в пробирке, заместительное материнство, программирование пола, генная инженерия, клонирование.

В целом технологический прогресс, несомненно, является признаком процветающего и в высшей мере благословенного общества. По преимуществу, если не принимать во внимание незначительную часть населения, живущую в полной бедности, можно сказать, что ни один народ никогда не был столь обильно благословлен материальными дарами и не жил в таком благополучии. Это общество находится под столь сильным впечатлением от своих возможностей, что полагает, будто попросту не существует таких проблем, которые оно не было бы в состоянии решить. В то же время, это общество, что называется, “плывет по течению” и находится явно не у дел. Оно столь зыбко и непрочно, что обращается за ответами на основополагающие вопросы к источникам, — предположительно духовным, — из которых никак нельзя получить вразумительной и надежной информации. Народ Божий повально, независимо от возраста, подвергается искушениям и осквернению со стороны таких лжеучений, как “Новый Век” (New Age), астрология, восточные религии и философии, псевдохристианские культы и различные секты, проповедующие мистицизм, реинкарнацию и спиритизм.

Современные люди испытывают недостаток понимания цели и смысла жизни. Чем же еще можно объяснить все эти злоупотребления — предосудительные отношения между членами семьи, супружескую неверность и разводы, распространенные в обществе столь широко, что они становятся чуть ли не “идейным” многоженством? Мы — страдающий от одиночества, скучающий, обеспокоенный и одержимый чувством вины народ.

Суть пасторского служения в краткой форме выражается двумя понятиями: пасторский подход к людям должен быть библейским и личностным. Джон Р.В. Стотт в своей книге “Между двумя мирами”[5] говорит, что “настоящая проповедь является мостом над пропастью между библейским и современным мирами и должна иметь прочные основания на обоих берегах”.[6] Сказанное им о цели проповеди столь же справедливо и в отношении всего пасторского служения.

Новичок может с замиранием сердца ожидать того времени, когда он, наконец, состоится как пастор. Бывалый же [служитель] знает, что служение — это постоянная, никогда не завершающаяся борьба. Он должным образом посвящен этой каждодневной, непрекращающейся борьбе и получает от нее удовольствие, возрастая и укрепляясь в личной вере. Он может быть отовсюду притесняем, но не стеснен; он попадает в отчаянные обстоятельства, но не отчаивается; он часто гоним, но никогда не оставлен; он низвергаем, но не погибает (См.: 2Кор.4:7-9).

Евангельское служение

Единственным источником реальной силы для [пасторского] служения является Евангелие. Только Благовестие приводит людей к новым, спасительным и животворящим отношениям с Богом. Только через веру во Христа Иисуса и в Его Слово можно найти окончательные ответы [на поставленные вопросы], получить прощение грехов, познать благотворное действие обетований [эсхатологии], обрести уверенность в предвечном избрании, рассеять волнения, обратить отчаяние в надежду, а эгоизм — в служение. Только через благовестие Церковь может стать “солью земли”, “светом мира” и “закваскою”, — то есть тем, чем она и должна быть (См.: Мат.5:13 и далее; 13:33). Христианский пастор, будучи служителем Евангелия и домостроителем тайн Божиих[7], посвящен верному преподанию средств благодати. Как говорится в “Аугсбургском исповедании”:


“Для того чтобы мы могли обрести эту веру, было учреждено служение учения Евангелия и отправления Таинств. Ибо Слово и Таинства являются орудиями, посредством которых дается Святой Дух, Который порождает веру там и тогда, где и когда это угодно Богу, в тех, кто слышит Евангелие, то есть, что Бог не за наши собственные заслуги, но ради Христа оправдывает тех, кто верует, что они приняты в благодать ради Христа”.[8]


Ведя за собою стадо Христово и возрастая в христианском служении, пастор должен помнить о неразрывной связи между верою и делами, кратко и наглядно выраженной Иоанном: “Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас” (1Иоан.4:19). Артикул VI “Аугсбургского исповедания” поясняет:


“Также они учат, что эта вера должна приносить добрые плоды, и что совершать добрые дела, заповеданные Богом, необходимо, ибо такова воля Божья, однако мы не должны полагаться на эти дела, думая, что ими можно заслужить оправдание перед Богом”.[9]


И “Формула согласия” напоминает:


“Поэтому Св.Павел определенно и убедительно увещевает о том, чтобы ‘благодать Божия не тщетно была принята [нами]’ (2Кор.6:1). Но это следует понимать только так и никак иначе — что обращенный человек совершает благие дела постольку, поскольку Бог Своим Святым Духом управляет им, направляет и ведет его, и если бы Бог вдруг лишил его Своей милосердной поддержки, то человек не смог бы и на мгновение сохранить свою покорность Богу”.


Действенное служение находится в полной зависимости от средств благодати, которые лишь одни созидают и поддерживают жизнь во Христе. Любое открытое или тайное обращение, отбрасывающее верующего хоть сколько-нибудь назад, к его собственным устремлениям, никак не может считаться пасторским обращением. Человеческий талант, опыт и мастерство могут содействовать достижению более эффективного общения с людьми, но они не способны обратить в спасительную веру, — в ту веру, которая лишь одна производит плоды христианской жизни. То есть видимые проявления сами по себе не являются действенным и достоверным критерием успеха. Пастор должен проявлять осмотрительность и критически подходить к принятию мирских методов. Ему не следует проявлять прагматическую беспринципность или, что еще хуже, — использовать различные хитроумные уловки и трюки, стремясь сделать свое служение более успешным. Оправдание и следующее за ним освящение приходит только через достойное преподание и принятие средств благодати. Только Евангелие — через Слово и Таинства — поддерживает народ Божий в спасительной вере и позволяет ему быть народом Божиим.



[1] Керигма: главное содержание христианского вероучения; в литургии — провозглашение, проповедь; иногда — проповедь Апостолов и ее развитие. [B данном случае керигматическое служение очевидно рассматривается как проповедь Закона и Евангелия для насаждения и утверждения веры. — Теол. ред.] — Перев.

[2] Эсхатология: раздел христианского учения о конце, в котором рассматриваются два важных аспекта: всеобщий конец Света и конец индивидуальной жизни и состояние души между смертью и воскресением. B данном случае эсхатологическое служение пастора очевидно рассматривается как помощь верующему в приготовлении к уходу из жизни. — Теол. ред.

[3] Переводчик не ручается за точность этого медицинского термина. Однако речь идет о хирургическом введении в полость матки беременной женщины иглы или зонда, с целью взятия различных анализов (и, возможно, также влияния на процесс беременности). В оригинале использован английский термин amniocentesis, который образован из двух слов: amnion, то есть амнион — одна из зародышевых оболочек, и centesis — пункция. — Перев.

[4] Эйтаназия: умерщвление безнадежно больных (из “гуманных” побуждений). — Перев.

[5] John R.W. Stott, Between Two Worlds.

[6] Grand Rapids: Wm. B. Eerdman’s, 1982, p.10.

[7] См.: 1Кор.4:1. — Перев.

[8] АИ, V, 1-3.

[9] АИ, V, 1. П/ж шрифт соответствует авторскому курсиву. Строго говоря, вариант перевода, используемый автором, гласит: “Думая, будто ими можно заслужить благосклонность Божию”. — Перев.


Вернуться в каталог


Данная книга доступна в магазине "Книга - почтой". Оформить заказ можно либо в магазине, либо прямо с этой страницы, нажав на кнопку слева.


Вернуться в каталог


© since 1992 | Лютеранское наследие
Сегодня

Лютеранское наследие

Пасторское богословие